English (United Kingdom)
Я изображаю предметы так, как я думаю о них, а не так, какими я их вижу.

\

Интервью газете "Согласие и Правда". Кисть художника.

Я сижу за столиком в небольшом, довольно уютном, клинском кафе. Напротив меня сидят два собеседника. Разговариваем. Беседа, конечно, идет об искусстве, но не только о нем одном. Когда начинаешь разговаривать с интересным человеком о чем-то одном, то неминуемо, чем дальше в разговор, тем вы затронете больше тем и вопросов. Говорим о культуре, о путешествиях, об образовании и даже немножко о компьютерах.

Позвольте, читатель, я поделюсь с тобой частью этой беседы.

Впрочем, сначала мне, наверное, все же нужно представить своих собеседников. Изволь: Один из них, а точнее одна, это Полубояринова Анна Вячеславовна молодая клинская художница. С ее работами я впервые познакомился на выставке клинских художников, что проходила в КДЦ "Стекольный". После знакомства с работами удалось познакомиться и с самим автором. Во-первых, что бы выразить свое почтение, а во-вторых, что бы и ты читатель узнал, что в нашем славном городке есть такие интересные люди. Анна Вячеславовна коренная клинчанка. Окончила с отличием детскую художественную школу им. Чайковского. А второй мой собеседник - Алексей Сергеевич Гусаков, ее муж. Что же, своих собеседников я представил. Предлагаю теперь всем вместе перенестись немного назад во времени и вспомнить тот разговор. Смею выразить надежду что тебе, читатель, он будет интересен.

Ефим Трегубов: Начать, наверное, нужно с самого начала. Как вы пришли к тому, что стали художником? Был ли это ваш выбор или может быть, просто родители взяли и отвели в художественную школу? Когда именно вы себя почувствовали художником?
Анна Вячеславовна: Когда я себя почувствовала художником? Я этого момента даже не помню. Это было очень рано, мне всегда нравилось чем-то заниматься: лепить, рисовать. Выбор был мой, исключительно мой. Родители поддержали.
Е. Т.: Т. е. нет такого какого-то определённого момента. Всё началось с самого детства?
А. В.: Да, так получилось, что был такой спонтанный выбор, определилась в склонности характера.
Е. Т.: Ну, а вот быть может, самый первый момент, когда было что-то сделано, какая-то первая работа?
А. В.: Когда с первого раза не поступила в училище, это был, наверное, переломный момент. Я начала очень, очень много работать, чего-то добиваться трудом своим. И что-то получилось.
Е. Т.: А какое училище?
А. В.: Училище. Московское художественное училище декоративно прикладного искусства им. Калинина.
Е. Т.: И потом со второго раза вы поступили?
А. В.: Да, со второго раза я поступила на то отделение, которое мне хотелось, очень повезло с преподавателями, вообще мне по жизни везло с преподавателями, начиная с детского сада. (Улыбается)
Е. Т.: А первый раз, если не секрет конечно, почему не поступили? Какой-нибудь экзамен завалили?
А. В.: Не хватило опыта, не хватило количество работ. Не подошла по стандартам училища.
Е. Т.: Вот такой вопрос. Картина это сиюминутный крик души, пусть даже он пишется многие годы, или это какая-то мысль идея, которая проживается, выстрадывается и потом этим надо поделиться с людьми?
А.В.: Крик души это скорее в начале, когда начинаешь работать над картиной, и в конце, когда её заканчиваешь. В середине же, достаточно долгое время это просто труд.
Е. Т.: А где вообще, если конечно можно провести такое разделение, граница между работой и самим творчеством?
А.В.: Четкой грани нет. Сложный вопрос. (Смеётся). Творчество это то, что живет внутри тебя, что ты носишь в своей душе, то, что хочешь сказать, выплеснуть. А сама работа это не минута, не две, не три, а несколько дней напряженного труда.
Е. Т.: Т. е. бывает, так что хочешь что-то сказать, что-то выплеснуть, а работать не хочется?
А.В.: Ну, такого, обычно не бывает. (Смеётся) Обычно это где-то рядышком и между этим нет чёткой грани какой-то.
Е. Т.: Но заставлять себя иногда приходится?
А. В.: Да. Конечно. Обязательно. (Смеётся)
Е. Т.: А Вы вообще каждый день рисуете?
А.В.: Я стараюсь работать каждый день. Даже когда я не занимаюсь именно работой, то мои какие-то вещи, работы стоят всегда перед глазами, и я могу их постоянно видеть и о чём-то думать что хорошо, что плохо, что мне хотелось бы добавить, что убрать. Удался ли первоначальный замысел, или нет.
Е. Т.: Это ещё незавершённые картины?
А.В.: Незавершенные, в основном. Но бывает и так, что возвращаешься к работам, которые уже считал законченными.
Е. Т.: Ну, наверное, в каком-то смысле, это бич всех творцов. Вроде сделал дело, проходит какое-то время, снова смотришь, ан нет.
А.В.: Да, наверное. Нет пределу совершенству. (Улыбается)
Е. Т.: У вас есть картина "Река Сестра", расскажите, пожалуйста, историю её написания? Вы писали с натуры, с фотографии, по памяти?
А.В.: Начала я работу с натуры. Параллельно я всегда делаю много фотографий. В данном случае это очень помогает работе, потому что природа очень не постоянна и вообще всё не постоянно.
А иногда хочется поработать и в течение месяца. Ну и конечно личные впечатления. Я работаю в основном с тем, что я видела сама, где была какое-то длительное время, с тем, что я переживала, и мои работы отражают даже не какой-то сиюминутный момент, а моё длительное впечатление о чём-то. Это была очень снежная зима, стояла красивая, солнечная, заснеженная погода, которая держалась где-то недели две и в это время я начала над ней работать.
Е. Т.: Просто у меня от картины, правда, к сожалению, я её видел только в интернете, осталось два впечатления: первое - я представляю себе эту заснеженную зиму, река, мороз, два моста изображенных на картине, перед этим сидите Вы в шапке ушанке, тулупе, валенках и рисуете.
А.В.: (Улыбается) Ну, нет на улицу, я конечно в такую погоду я не выхожу, не пишу. Работая по воспоминаниям, по ощущениям.
Е. Т.: А второе впечатление это там изображены два наших моста, один старенький деревянный, а другой большой через ленинградское шоссе, хотя то же в принципе не новый, но это всё равно такое некое противопоставление, такие два разных мира, есть это или нет?
А.В.: Да, да есть. Немножечко есть. Конечно это не главная мысль работы, но это там тоже есть. У нас сам город весь такой, достаточно противоречивый, есть что-то старое, что-то новое и не всегда это выдерживается в близком стиле. Перемешаны новые и старые здания. Эклектика маленечко присутствует.
Е. Т.: Вопрос к другой картине. Её я видел на выставке Клинских художников. "Гайа". Во-первых, позвольте вам сказать - здорово, замечательно! Но у меня скажем стойкая ассоциация с Васильевскими работами. Художник Константин Васильев. Вы, наверное, знаете?
А.В.: (Смеется) Нет. Не знаю. Возможно, я знаю его чисто визуально. Я путаюсь в фамилиях, в цифрах это мой такой небольшой недостаток, я с этим не дружу. Главная мысль этой картины это впечатление от увиденного. На закате корабль, пришедший в гавань.
Е. Т.: Т. е. это всё же современный корабль?
А.В.: Нет, это корабль, построенный по чертежам, реконструкция реальной ладьи викингов. Он полностью соответствует кораблестроению того времени, материалы, технология, внутренние убранство.
Алексей Сергеевич Гусаков. Муж Анны Вячеславовны.: Мы на этом корабле плавали в одной из поездок. Это Норвежский корабль.
Е.Т.: Это связанно с Норвежской серией? И все работы серии созданы под впечатлением путешествия?
А.В.: Да, да. Наши народы очень близки по характеру, по взаимоотношениям. Вообще первый раз было страшновато туда ехать, но потом мы увидели, что различий между нами очень мало.
Е.Т.: Страшно в смысле языка, трудности общения?
А.В.: Да и это. Думалось Европа, развитая страна, разрыв такой, культурный разрыв, на самом деле этого ничего совершенно нет.
Е.Т.: Думалось в смысле, что мы отсталые, а они вперед убежавшие?
А.В.: Нет. Проста разные. Очень разные. А на самом деле нет. Я думаю, что северные народы они все очень близки по духу.
Е.Т.: Т.е. общий язык был найден и достаточно просто и скоро?
А.В.: Да.
Е.Т.: А картина "Реликт" связанна как-то с Норвежской серией?
А.В.: Нет. В общем-то, это связанно с совсем старыми воспоминаниями. Это связанно с поездкой в Енотаевку, Астраханская область. Где-то рядом с Азовским морем

А.С.: Нет, это Каспий.

А.В.: Точно, Каспий.

А.С.: Астрахань. Каспий. Сто километров от дельты Каспийского моря, там, где впадает Волга. С одной стороны мы были в Енотаевке, а с другой забыл, как место называется, одно из мест, где постоянно происходит летняя ловля рыбы в больших количествах.
Е.Т.: Это тоже была поездка, путешествие.
А.В.: В общем да, дикарями в палатках, жили на берегу Волги.
А.С.: На острове.
А.В.: Было очень замечательно, прекрасно.
Е.Т.: А если не секрет какой-нибудь большой компанией или узким кругом?
А.В.: Нас было много, человек 12, все друзья.
Е.Т.: А вы рисуете на подобном отдыхе? Т. е. берете с собой какие-нибудь принадлежности?
А.В.; Нет. Обычно я больше карандаша и бумаги ничего с собой не беру. Поездки в основном не долгие, это связанно с рабочим графиком, краски брать с собой бессмысленно, потому что работать я люблю очень долго продолжительно над картинами, поэтому если я что-то с собой беру, то что-то такое эскизное - карандаш, бумагу не больше.
Е.Т.: Союз Клинских художников. Он сейчас существует? Состоите вы в нём? Чем он занимается?
А.В.: Ну, союз клинских художников, насколько я знаю, пока коммерческая организация, и, в общем-то, его нет. Есть отделение клинских художников в союзе художников Подмосковья. Совсем недавно всё это организовалось, насколько я знаю, сразу довольно много народу вступило в союз художников Подмосковья, уже активно организовываются выставки, это большая помощь художникам. Это хорошее начало, надеюсь, это всё будет прогрессировать, разрастаться.
Е.Т.: Т.е. как бы недавно, но так потихоньку завертелось, завертелось?
А.В.: Да.
А.С.: Ну еще, потому что там председатель Макаров, он очень активный старый клинский художник. Проблема в том, что художнику очень тяжело выставку сделать, одному человеку, во-первых, заполняемость зала, во-вторых, ездить договариваться с людьми, за пол года не меньше, ну и денежный вопрос играет не маловажную роль, а вот союз художников он как бы позволяет реально всем скопом навалиться на эту проблему и решить её. Скажем, клинские залы одному художнику неподъемны. Вмещает 60 картин, персональная выставка из 60 картин это колоссальный объём работы, для молодого художника. А союз он позволяет сделать сборную выставку, это тоже не плохо.
Е.Т.: А какие-нибудь ближайшие планы у него есть, вы не знаете?
А.В.: Так вот сразу сказать не могу.
Е.Т.: Ну они планируют проводить какие-нибудь выставки именно в Клину?
А.С.: И в Клину, и в Солнечногорске и в Москве.
А.В.: Одна из первых выставок была крокус - экспо.
А.С.: Да, мы, к сожалению не успели.
А.В.: Как раз только, только вот организовали, мы просто, ну по техническим причинам не успели в ней поучаствовать. Была выставка в Солнечногорске. Почти все члены принимали участие. В Клину вот первая выставка сейчас прошла. Я надеюсь, что это только начало.
Е.Т.: Да. Такой вопрос. Когда я залез в интернет, прейдя домой после выставки клинских художников, из всех художников которые там были, я нашел только вас и ещё Бакланова. Ну, насчет Бакланова понятно, старый, уважаемый, маститый, художник.
А Ваше пребывание в сети говорит о том, что Вы современный продвинутый художник?
А.В.: (Смеётся) Ну, на самом деле нет.
А.С.: (Так же смеётся) Можно я отвечу на это. Я системный администратор, поэтому это как бы моя прямая специализация. Был создан сайт, куплен домен соответственно. И на всех онлайн галереях, которые имеют рейтинг, более - менее, было это дело размещено, что бы, ну хоть какая-то реклама.
Е.Т.: Т.е. у вас в этом смысле получилось такое плодотворное сотрудничество?
А.В.: Да. Союз. (Улыбается). Стараемся. А так конечно художник обычно не дружит не с чем больше, очень много времени отнимает творческий процесс. В основном художники не тяготеют к точным наукам, компьютерному прогрессу, мы больше любим, работать руками.
Е.Т.: К мирским суетным делам. (Смеюсь). А это же, наверное, итак очень изматывающий процесс, рисования, писания картины?
А.В.: Да. Это очень тяжелый физический труд. И, в общем-то, он немножечко даже и не женский.
Е.Т.: А, по сколько времени вы можете не отходить от холста?
А.В.: Начиная с утра и до позднего вечера. Обычно если я работаю, то после завтрака сразу сажусь за работу и не отвлекаюсь уже даже на еду.
Е.Т.: Каждый творец находится, находит себя где-то между такими понятиями как классика и авангард. Каково ваше отношение к этим понятиям?
А.В.: Это очень тяжелый вопрос. Ну конечно я больше тяготею к классике. Мне очень нравится классическая школа, всё наше наследие, начиная, наверное, ещё от пещерной, наскальной живописи. Это всё очень интересно. Но я не отрицаю и какие-то абстрактные работы, что-то авангардное. Интересно иногда поработать и в этом направление, иногда хочется чего-то такого, выплеснуть сиюмоментно свои эмоции, возможность которую дает именно авангардное искусство.
Е.Т.: Вы в начале нашего разговора сказали, что в детстве интересовались разными видами искусства. А сейчас, вы занимаетесь какими-нибудь другим видом, или хотя бы интересуетесь?
А.В.: Имеете в виду что-то другое кроме живописи?
Е.Т.: Да.
А.В.: Да, мне нравится практически всё что можно сделать руками, включая резьбу по дереву, ковроткачество, это всё безумно интересно.
Е.Т.: И сами пробовали этим заниматься?
А.В.: Пробовать пробую, конечно, на дилетантском уровне. Не возможно просто так с наскоку освоить, но для себя я всё время пытаюсь пробовать что-то новое, очень интересно.
Е.Т.: Ну, и в принципе, со временем научится, овладеть, и делать шедевры и там? (Улыбаюсь)
А.В.: (Смеется) Это настолько объемно, ну работать в двух направлениях ещё может быть, возможно, но работать профессионально в нескольких направлениях вряд ли получится.
Е.Т.: Хорошо. Спасибо вам большое! Успехов вам! Творческих и во всём остальном. Ну и тогда, традиционный завершающий вопрос. Ваши творческие планы?
А.В.: Работать, работать. Как можно больше работать.
Е.Т.: А выставляться?
А.В.: Обязательно. Это конечно как получится. Конечно, хочется выставляться, хочется, что бы люди видели твои работы.
P.s. cсылка на первоисточник обязательна.

 

  
Дружественные сайты